2008 г., Татьяна Парфенова // Зрительный ряд, №1 (65), 1—15 января

 

Уходящий год подарил нам две премьеры с народной артисткой России Ириной Соколовой: в родном для актрисы ТЮЗе состоялась премьера спектакля «Далеко на озере Чад», а Творческое объединение «Летящий во времени» представил на суд зрителя третью редакцию спектакля Виктюка «Элеонора. Последняя ночь в Питсбурге». О связи памяти и творчества, о театре, неотделимом от жизни Ирина Соколова рассказала в свое день рождения 24 декабря.

 

Татьяна Парфенова: Ирина Леонидовна, любите ли вы давать интервью?

 

Ирина Соколова: Я вообще не очень люблю говорить. Вот на сцене я чувствую себя как рыба в воде, моментально отключаюсь от того, что меня окружает. Скажу так: со временем на сцене себя лучше чувствуешь, чем в жизни.

 

Т.П.: Удовольствие от работы и сложность в процессе создания роли, образа — это для вас тождественные понятия?

 

И.С.: Да. Кажется, еще Эфрос в своей книге «Репетиция — любовь моя» говорил о том же. В процессе репетиций бывают незабываемые истинные минуты счастья. Ведь мы и выходим на сцену для того, чтобы дарить любовь зрителю и самим получить удовольствие. Так нас выучили наши педагоги, и Макарьев, и Корогодский: постоянно думать на площадке о том, что ты должен донести до зрителя и как это сделать.

 

Т.П.: Вы вспомнили свою ученическую юность, упомянули о своих учителях. И ваша героиня Элеонора Дузе, прима итальянской сцены, на протяжении последней вашей премьеры («Эленора. Последняя ночь в Питсбурге») тоже вспоминает детство. Каково для вас значение памяти?

 

И.С.: Может, не все актеры об этом открыто говорят, но написано об этом достаточно много — мы все черпаем из детства. Так сложилась моя судьба, что театр вошел в мою жизнь с пяти лет, нет, даже чуть раньше. Почему я схватилась за «Элеонору» сразу после того, как ее перевела Тамара Яковлевна Скуй? Потому что в этой пьесе много вещей, которые моментально вызывали и мои детские воспоминания.

 

Т.П. : Когда произошло слияние поэзии творчества и науки актерской игры?

 

И.С.: Это приобретается только с годами, очень постепенно. То, что театр всегда был и есть внутри меня — это абсолютно точно. Театр окружает меня всюду и всю жизнь. Мой первый спектакль — это Золушка, где моя мама исполняла главную роль. Я же играла Гномика. Мне не было и пяти лет, но я до сих пор помню текст и все мизансцены — именно тогда я и погрузилась во все это волшебство и нахожусь в нем до сих пор. Эта любовь помогает мне не сокрушаться: ах, если бы я была высокого роста, если бы я была красива, и я бы играла только героинь — нет, никогда!

 

Когда я поступала в театральный со своей подругой, мы сдали все: мастерство, сочинения… Но мы не сдали историю КПСС! Чтобы плакать — нет, мы хохотали до безумия! Хотя я видела, как многие ребята настойчиво поступают по три, по пять лет — с какой страстью они хотят попасть в профессию, как расстраиваются и рыдают, когда не удается получить желаемое место. И даже, когда идут в театральные студии, в институты единожды — с каким благоговением относятся к этому. А для меня было по-другому: театр всегда был рядом со мною.

 

Все же, что касается осознания соединения творчества и профессионализма — это понятно только сейчас, по прошествии лет.

 

Т. П. Вам посчастливилось работать с разными режиссерами. Часто ли им удается открыть в вас новый аспект вашей профессиональности?

 

И.С.: Училась я у Леонида Федоровича Макарьева, который уже ушел из жизни. Еще был Павел Карлович Визбрен — гениальный педагог и режиссер, о котором почему-то мало говорят. Потом, в 1962 году, наш курс подхватил Зиновий Яковлевич Корогодский. Все они — замечательнейшие педагоги — проповедовали один способ существования — это, конечно, Станиславский. А сейчас мы репетируем вместе с Анатолием Праудиным, где применяем систему Михаила Чехова. Совсем нелегко с грузом предыдущей школы переключиться на иной способ внутреннего мышления! Хотя мне самой кажется, это только иной ракурс системы Станиславского, учеником которого Чехов и был. Но в любом случае, какими бы не были сценические методики, они всегда преследуют единую цель — сделать отличный спектакль. Для чего я и работаю!

 

Остается добавить, что 19 января в Театре Эстрады состоится Творческий вечер Ирины Соколовой. На нем актриса представит зрителю отрывки из спектаклей разных лет и разных режиссеров (в постановках З. Я. Корогодского, А. А. Андреева, Р. Г. Виктюка), где выступит в различных амплуа: от травести, в котором наиболее известна зрителю петербургского ТЮЗа, до характерной актрисы сверх-эмоционального театра «преображений и искажений», в котором Ирина Соколова существует в спектаклях Романа Виктюка.